Ататюрк. «Желтая роза» Турции. Часть 2

В начале Первой мировой войны Османская империя несла большие потери, хотя её армия и оказывала сопротивление англичанам и французам. Одну из переломных операций в Дарданелльском проливе с высадкой английского морского десанта по захвату Константинополя (Стамбула) разрабатывал сам Уинстон Черчилль. Оборона пролива Дарданеллы была поручена майору Мустафе Кемалю.

Обонятельный Черчилль был уверен — у турок не найдется ни одного достойного военного, способного оказать англичанам сопротивление, поэтому пренебрег данными британской разведки.

Масштабный план Черчилля разрушила контратака турецких солдат, которой руководил никому не известный турецкий офицер Мустафа Кемаль. После такого серьезного поражения Антанта поняла, что у султана появился новый гениальный полководец.

Кемаль становится национальным героем, находит большое признание у военных и симпатии у турецких солдат. В 1918 году Мустафа Кемаль-паша был произведен в почетные адъютанты султана Мехмеда V.

За анатолийский шарм, светлые волосы и голубые глаза, элегантность и военную подтянутость дамы, у которых генерал имел большой успех, дали ему прозвище «Желтая роза».

При дворе даже сплетничали о предстоящем браке Кемаля с любимой дочерью султана Сабихой. Окажись на его месте человек с кожным вектором, он бы непременно воспользовался возможностью жениться на турецкой принцессе, рассматривая высочайший брак, как самый короткий путь к достижению власти.

Но уретральный не женится по расчету, он и так ощущает свой природный ранг вождя как высший. Кроме того, для Кемаля султан являлся фигурой скорее номинальной, чем политической и символизировал больше закат империи, нежели ее возрождение.  

Женщины Ататюрка

Личная жизнь президента Турецкой республики всегда скрывалась от посторонних глаз. Однако нельзя говорить о политике такой величины, как Ататюрк без упоминая о его женщинах.

Либидо уретрального мужчины неограниченно, а его полигамность не имеет ничего общего с юзерством и частой сменой партнеров, характерными для носителей кожного вектора.  

После героической победы, одержанной Мустафой в Дарданелльской операции, романтичные зрительницы, безнадежно влюбленные в своего кумира, носили на груди медальоны с его фотографиями, вырезанными из газет. Не устояла перед таким соблазном и будущая жена Ататюрка Латиф Ушаклыгиль.

Измотанные войнами и уставшие от продажного правительства турки увидели в Кемаль-паше национального героя и освободителя. От него, а не от султана распространялось на них чувство защищенности и безопасности, а медальоны с газетными вырезками больше напоминали обереги для суеверных зрительниц.

Уретрального вождя на большие государственные свершения вдохновляет кожно-зрительная боевая подруга. К её ногам он складывает свои победы, с ней делит триумф. Известно, что у Мустафы Кемаля были длительные отношения с сестрой его отчима Фикрией, которые они не скрывали от окружающих. Однако это не мешало Мустафе создавать новые любовные связи и не отказываться от старых.

В погоне за новым сексуальным объектом, уретральник никогда не бросает прежнего партнера и периодически возвращается к нему.

Главной женщиной для мужчины с уретральным вектором может стать только кожно-зрительная, объясняется это её психическими особенностями.

Публичная, не рожающая кожно-зрительная — единственная из всех женщин, кто имеет свою видовую роль. Если она развита, то несет культуру в массы, тем самым снижает коллективную неприязнь в обществе, повышает ценность человеческой жизни.

Зрительные люди от природы обладают высокой эмоциональной амплитудой. В зависимости от уровня развития их психического, они выражают накопившиеся эмоции наружу страхом или любовью.

Неразвитую женщину, с уходом от неё уретрального мужчины, покидает чувство защищенности и безопасности, а страхи проявляются истериками и демонстративным поведением, привлекающим к себе внимание. Несчастная любовь нередко приводит человека с неразвитыми свойствами зрительного вектора к шантажу суицидом, который порой заканчивается трагически.

Фикрия-Ханым, оставленная Мустафой ради другой женщины Латиф Ушаклыгиль, на которой он, незадолго до драматического события женился, застрелилась в отеле Анкары, куда из своей поездки по стране прибыла супружеская пара Кемалей.

Латиф —адъютант своего мужа

Впервые за более чем 90 лет системно-векторная психология позволяет понять психологическую суть Первой леди Турции периода 1923-1925 г.г. и приоткрыть тайну отношений Мустафы Кемаля и его жены Латиф-Ханым Ушаклыгиль-Ататюрк.

Латиф Ушаклыгиль родилась в Измире (Смирне) в семье одного из самых богатых людей Турции Муаммера Ушаклыгиль. Её отец был ориентирован на запад и дал своим детям европейское образование. При султане международного коммерсанта и губернатора Смирны Муаммера Ушаклыгиль с Францией, Германией и Англией связывали прочные торговые отношения, которые протянулись дальше на Американский континент. Самой выгодной из рыночных операций была торговля турецким табаком.

Самостоятельность анально-кожно-звуко-зрительной Латиф не исключала её полного подчинения отцу и согласования с ним всех своих действий. За неё, как и за остальных детей, все решала семья. В период оккупации Смирны в 1919 году войсками Греции, Ушаклыгиль покинули город.

Доучивалась Латиф уже в Лондоне, в школе детей аристократов. Семья Ушаклыгиль, нашедшая «убежище» в Биаррице решила, что девушке пора перебираться во Францию для учебы в университете. Латиф отправилась в Париж, где в Сорбонне начала изучать юриспруденцию. К тому времени она свободно владела несколькими европейскими языками, турецким, персидским и собиралась стать адвокатом или сотрудницей турецкого посольства.

Следовательно, после знакомства Мустафы Кемаля с Латиф в его окружении появилась в высшей степени образованная женщина, способная юридически грамотно составлять документы, писать тексты для выступления в парламенте, вести беседы с иностранными журналистами, одолевавшими первого президента, выполнять работу переводчика. На совещаниях она обращалась к мужу Кемаль-паша, а себя в шутку называла адъютант своего мужа.
Жениться не для того, чтобы жениться

«Я женюсь не для того, чтобы жениться, а для того, чтобы в нашем отечестве создать новый тип семейных отношений, в которых женщина не может вечно оставаться служанкой. В этом я должен стать примером», — так объяснял Мустафа Кемаль журналистам и соратникам свое желание вступить в брак с Латиф Ушаклыгиль.

Брак М. Кемаля и Л. Ушаклыгиль продлился всего два года, за которые Мустафа пережил обширный инфаркт, правда на больничной койке долго не задержался. Лечить уретральника — дело не простое. У него отсутствует страх за свою жизнь, его мало заботит собственное здоровье. Это объясняет почему врачи своевременно не обнаружили у президента Турции заболевание печени, послужившее причиной его ранней кончины.

Уретральник живет «за флажки», без ограничений. Быть с ним рядом, не понимая его психического, трудно, а порой невозможно. После выздоровления мужа Латиф настаивала на смене режима работы президента, требовала от него сокращения нагрузок, прилюдно указывала Мустафе на каждую лишнюю выпитую рюмку ракии.

Латиф охватывали приступы ревности и истерики. Кемаль все больше удалял её от государственных дел, а она требовала от секретаря президента предоставить ей для ознакомления всю личную и государственную переписку, уверенная в том, что найдет в ней любовные письма мужа.

Латиф-Ханым пыталась вылепить из Кемаля хорошего мужа и главу семьи, забывая, что президент страны не принадлежит себе и семье, его семья — это восемь миллионов населения Турции.

Нельзя загнать уретральника в привычные рамки обычного человека, государственные дела требуют незапланированных встреч, длительных совещаний, бессонных ночей и не снижающегося напряжения.

Для уретральника главное не своя семья и её благополучие. Он нужен стае, своему народу — вот кому он готов отдать всё, включая собственную жизнь.

«Мои амбиции велики, — писал Кемаль во время Первой мировой войны другу, — но они не сводятся к материальным амбициям, таким как получение более высоких постов и денег».

Незадолго до кончины Ататюрк часть своей недвижимости отписал мэриям Анкары и Бурсы, а земли, которыми владел, передал Казначейству. Свое наследство он раздал приёмным детям, сестре и турецким обществам лингвистики и истории.

Чужих детей не бывает

При Ататюрке турецкие женщины сняли паранджу и обрели европейский облик. Он ввел их в политику и наделил такими правами, о которых не могла мечтать ни одна исламская женщина.

«Наши женщины будут свободны, перестанут закрывать лицо и получат одинаковые с мужчинами права», — продолжал Мустафа Кемаль и в этом его поддерживала Латиф.

После развода с Латиф-Ханым Мустафа больше не вступил в брак. У него не было своих детей, он воспитал 10 приемных.

Среди них были армяне, боснийцы, турки. Городские сироты, потерявшие родителей во время войны или деревенский пастушок — все получили хорошее образование. Одна дочь стала известным историком, другая, тоже уретральная, как сам Ататюрк, первой турецкой женщиной летчицей-испытателем, ее именем назван аэропорт в Стамбуле.

 

Гражданин, говори по-турецки!

Кемализм – это национализм и светскость, когда происходит соединение гражданственности и этнического фактора. Все народы на территории Турецкой республики стали называть турками. Сохранить государство и народ можно только дав ему идею, ведущую в будущее, а никак не обратно в феодальное османское иго.

Уретральный Ататюрк сделал все возможное, чтобы сохранить оставшуюся территорию, объединить живущий на ней народ, придав ему статус «турецкий».

Ататюрк перенес столицу в Анкару. Ввел реформизм и этатизм, подчинив государственному контролю экономику. Принцип этатизма заключается в том, что в государстве все равны. Кемаль национализировал даже кустарное производство, пересчитав все лавочки и все кузницы вместе с их владельцами.

В период президентства Ататюрка и по сей день вся страна украшалась плакатами, флагами и скульптурами Мустафы Кемаля. И у каждого социального звена в обществе есть свой Ататюрк, выражающий мечту этой прослойки. У крестьян один, у интеллигенции другой, а вот у духовенства его идеи не прижились.

Светлана Фронтцек, системный психолог,

член Международной ассоциации журналистов

Часть 1

  • В статье использована терминология из системно-векторной психологии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *