УДОЧЕРЕНИЕ

Когда-то, много лет назад, я подружилась с одной русско-немецкой семьей, живущей в Германии. Алла, приехавшая из Питера на пару лет раньше меня, овдовела в России, а через несколько лет там же, от неизлечимой болезни, скончался ее  десятилетний сын  ВинсентСо своим вдовством она сумела справиться,  но уход сына переживала очень тяжело. Оказавшись в ее квартире, я была поражена, увидев своеобразный «иконостас» из большого количества фотографий мальчика. Проходя мимо, Алла их трогала, поглаживала, разговаривала с ребенком, изображенным на фото, обращаясь к Винсенту, как к живому, будто бы ожидая от него ответа. Для нее его смерть оставалась незаживающей раной, несмотря на то, что прошло уже несколько лет. Ее немецкий муж Гюнтер, до встречи с ней переживший не самые лучшие годы своей жизни, имел тяжелую форму диабета, золотые руки краснодеревщика, доброе безотказное сердце и был достаточно известен тем, что мог что-то починить и даже, как столяр, привел в порядок помещение в местной Русской Православной церкви. Словом, он человек, которому приятно делать добрые дела. Брак их длился несколько лет, но из-за болезни Гюнтера детей у них не было. Мы общались не часто, хватало своих  проблем — учеба, работа, интеграция, но через общих знакомых, по возможности, передавали друг другу приветы, выражая надежду как нибудь встретиться на досуге за чашкой кофе.

Около семи лет назад я случайно встретилась с Аллой в книжном магазине, где она вместе с девочкой лет десяти покупала русские детские книги. Тогда-то Алла и познакомила меня со своей приемной дочерью Машей. Передо мной стояла ухоженная темноглазая девочка с длинными вьющимися черными волосами. У меня неожиданно мелькнула мысль, что Маша имеет сходство с Винсентом. Оказалось, что девочка любит читать, быстро освоила немецкий и даже с Гюнтером занимается русским языком. Забрав купленные книжки, Маша убежала на парковку, где в машине их ждал Гюнтер, а мы с Аллой медленно пошли к выходу. По дороге она мне рассказала, что они удочерили девочку из российского Детского дома, и вот уже год,  как она живет с ними, что девочка умненькая, здоровая, но…

Но существуют две проблемы — вранье и воровство. 

Мы обе выразили надежду на то, что это отголоски ее детдомовской жизни и со временем все встанет на свои места. Кто-то из общих знакомых мне рассказывал, сколько времени и сил отдали приемные родители, чтобы добиться разрешения и оформить документы на удочерение и ввоз ребенка. Но теперь все было уже позади. Алла, Гюнтер и Маша начали новую жизнь, надеясь стать счастливой полноценной семьей. Жизнь, которая любому ребенку из российского детского дома могла показаться волшебным сном. Приемные родители работали, Маша ходила в школу, омрачалось все только старыми негативными привычками — кражами. Я не сомневаюсь ни на минуту, что Алла и Гюнтер, старались проявлять к девочке как можно больше внимания и понимания и делали все, в разумных пределах, чтобы она ни в чем не чувствовала себя обделенной.

Время шло, Маша взрослела, перейдя из школы в гимназию и… имея несколько приводов в полицию за воровство. Как я понимаю, никакие доводы, уговоры и просьбы на нее не действовали и ситуацию изменить не могли.

Мне не известно, каким образом Маша попала в Детский дом в российской глубинке и как долго там находилась, но скорее всего девочка, проведшая несколько лет в условиях стаи, где все построено на выживании, была вынуждена красть. Причин могло быть много, например физиологическая — из-за недоедания, или своего рода защита от угроз или битья детей, заставлявших ее это делать. Но, вероятно, постепенно воровство стало потребностью психического характера, как это происходит у людей с кожным вектором: я краду — меня бьют — я краду снова, потому что кражей кратковременно снимается стресс от битья.

Пока еще никто не проводил исследований тех, кто покинул свою родину и уехал в другую страну. Системно-Векторная психология, единственная наука, пытающаяся разобраться в этом вопросе, объясняющая поведение разных типов людей, отталкиваясь от их природных особенностей, проявляющихся в новых, непривычных для них, условиях жизни.

Принято считать, что дети легче взрослых переносят трудности эмиграции. Но  это не всегда  так. Ребенок, домашний и ласковый,  привезенный в чужую страну, начавший посещать детский сад или школу, испытывает не меньший стресс и давление среды, чем взрослые. Ему требуется длительное время для адаптации, привыкание к другим детям, новому окружению во дворе, учительнице или воспитательнице, наконец, просто к другому языку. Такой ребенок плачет и отказывается ходить школу или садик. Со стороны взрослых потребуется много времени и терпения, пока он привыкнет к новому образу жизни. Конечно дети все хватают быстрее, чем взрослые и даже такие тугодумы, как анальные, постепенно осваиваются и становятся лучшими учениками в классе, заканчивая те же немецкие гимназии с дипломом не просто «отличника», а «лучшего выпускника». Эти дети, еще во время учебы, попадают под особый прицел и внимание преподавателей, определяющих и направляющих их дальнейшие профессиональные интересы. В этом случае, у них возникают очень большие перспективы и заботу об их последующем обучении и карьере, может перенять на себя государство, готовя специалиста национального и международного уровня, т. е. будущую элиту страны.

Активность и логическое мышление кожного ребенка, умение быстро приспосабливаться, приводит его к быстрой адаптации на чужом ландшафте. Такие дети легко игнорируют проблемы своих родителей, делая большой прорыв вперед, обгоняя своих анальных сверстников. Пока взрослые ведут свои бесконечные разговоры «о былом и будущем», находя  отдушину в обсуждении этих тем с такими же неприкаянными переселенцами, как они сами, или снимают стресс алкоголем, растормаживая подкорку, их сыновья и дочери делают дело, научившись рано зарабатывать и быть полностью независимыми от родителького кармана.  

В случае  с Машей, ситуация складывалась иначе. Возможно, на  десятилетнюю кожную девочку, входящую в пубертатный возраст, быстро освоившуюся в новой среде обитания, создавали ненужное напряжение приемные родители, своими моральным принципами и установками.

Родительские нравоучения о ценностях, среди которых главенствовали честность и добропорядочность, способствовали излишнему давлению на психику ребенка, для которого становилось все труднее справляться возникающим стрессом.  Тогда самым приемлемым, для сбалансирования биохимии головного мозга, говоря доступным языком, удовольствия и наслаждения, а значит успокоения, пусть даже кратковременного, для девочки снова стал путь через воровство. По принципу: украл — успокоился, снова украл — снова успокоился.

Надо ли винить здесь Машу, привезенную в Германию почти в десять лет, когда психическое уже получило свой первый опыт к наслаждению через воровство, с его многократным повторением? Надо ли обвинять Аллу, которая видела в девочке, к которой привязалась, лишь копию своего сына Винсента? Ведь и она и Гюнтер желали дать ребенку то, чего он был лишен — настоящую семью.

В декабре прошлого года мне позвонила наша общая знакомая, с печальным известием. Алла умерла в конце ноября во сне. Врачи констатировали:  гипертония.

Гюнтера так потряс ее уход, что он сам несколько недель провел на больничной койке.

Примерно за три месяца до этого события, по решению организации, занимающейся рассмотрением дел, связанных с подростковой преступностью, Маша была определена в Дом для подростков — аналог российской Детской колонии, ей едва исполнилось 17 лет.

 Статья написана по лекциям по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

 

 


29 Responses to УДОЧЕРЕНИЕ

  1. Очень жаль, что вышло именно так. Но все-таки приемные родители были той самой надеждой для девочки. Мне кажется, она, возможно, смогла бы исправиться, благодаря их заботе и любви.
    Но судьба повернулась иначе, и, боюсь, путь девочки очевиден…

  2. Ольга Чугурян:

    очень грустно, что люди совершенно не понимают своих детей, родных или усыновленных, и не знают, что делать, чтобы предотвратить беду. к сожалению, одни только благие намерения, которые мы совершаем, понимая все через себя, не спасают от ошибок и не помогают в жизни.

  3. Людмила Исаенко:

    Очень грустная история,которой могло бы и не быть…..Если бы приёмные родители думали не о себе ,а о девочке,которую взяли в семью.А так получилось,что сами себя и наказали своим непониманием,неприятием.Конечно же,они хотели как лучше..,а вышло….,как всегда.Они взяли ребёнка для удовлетворения своих желаний,а не из сострадания и сопереживания за судьбу девочки и ,скорее всего,она чувствовала их отношение к себе,их недоверие на подсознательном уровне,поэтому и воровала,просто по -другому поступить не могла.А сценарий этой истории мог бы сложиться совсем по-другому,но,случилось то,что случилось,что случается,когда человек непонимает себя и своё окружение ,не принимает себя и других такими ,как есть,не видит и не понимает их ценности,желания и потребности,что и привело к такому плачевному результату.Спасибо за статью.

  4. Не хочется судить, в чем бедная женщина ошибалась. Она пережила самое большое горе.
    Читая статью, очень надеялась, что Алла пойдет работать, к примеру, в госпиталь, дом престарелых. Но реалии жизни, увы, драматичнее.

    • Вы не ошиблись, Елена.
      Алла закончила в Питере Юрфак, работала в милиции. Здесь, естественно, пришлось думать о другой профессии.
      Оба супруга работали в Доме престарелых. Он, что-то вроде завхоза, но больше по поддержанию помещения и мелкому ремонту, она — по уходу за стариками.
      У меня много знакомых женщин-переселенок, которые работают в таких учреждениях, со специальным образованием, переучившись, или без.

  5. Безусловно, они хотели добра. Какие родители желают зла…
    Но ведь они для себя хотели ребёнка, для удовлетворения своих желаний, а не из сострадания к брошенному ребёнку. Если б они хотели помочь и взяли бы ребёнка с отклонением от нормального развития- сценарий был бы иным. Заботы и сострадание, милосердие перекрыли б все проблемы внутреннего характера и всё было б иначе….

  6. Елена Сенькевич:

    Ой, как плохо… и как жаль и маму и дочь. И папу конечно тоже. А все хотели как лучше… Ещё одно подтверждение тому, что вслепую строить жизнь не получается

    • Вы правы, Елена. Сейчас через СВП понимаешь, насколько серьезен любой шаг в жизни, тем более, в отношении с таким трудным ребенком.

  7. Им бы на тренинги, этой семье — еще тогда, когда только удочерили девочку… и все пошло бы по-другому пути…

  8. Взять взрослого ребенка на воспитание это большая смелость и ответственность- и действительно бомба замедленного действия, никогда не знаешь, когда рванет и где

  9. Да, действительно грустная история, которая, могла бы, наверное, развиваться совсем по-другому, если бы люди были знакомы с основами системно-векторной психологии.

  10. Елена:

    Я не понимаю,как можно успокаиваться через воровство?!!!!!!!!!!!! И какое отношение имеет стресс к вороству!!!!!!!!!!! Если так думать,то у нас все воры стрессанутые. Причина не в стрессе,а в моральных принципах человека. Я смотрю вектора не понятно куда заводят. Если так и судьи работать будут,то у нас все воры будут оставаться безнаказанными,а у кого украли,то тот виноват.

    • Елена,эти проявления у человека с неразвитым кожным вектором. Причина — битье за кражу. Ребенка побили или выругали, ему нужно снять этот стресс и вину с себя. Он крадет снова и тем самым успокаивается, на биохимическом уровне. Его снова бьют, он снова крадет и т.д. У битой кожной девочки прямая дорога в проституцию и мазохизм.
      Вы можете посетить бесплатные лекции Юрия Бурлана, он в них очень хорошо объясняет причины, связанные с воровством у кожников. В лекции вы инвестируете только личное время, за то получите все ответы на ваши вопросы: http://www.yburlan.ru/raspisanie
      там записалось уже более 7000 чел. Первая лекция вводная, вторая по кожному вектору и т.д.
      Вектора никуда не заводят, знание СВП юристам, позволит в считанные дни обнаруживать преступника и судить его, никто не собирается отпускать вора или педофила-убийцу, через понимание его векторов отпускать на свободу.
      Речь идет о том, чтобы своевременно распознать вектора у детей и не направить их по ложной дорожке, а наоборот выровнять и помочь стать нормальными людьми, а не педофилами, проститутками, наркоманами или ворами. Родители должны научиться этому, семинары СВП дают им такую возможность.

  11. Ольга:

    Печальная история… и никому нельзя помочь. Надеюсь, ее прочтут как можно больше родителей, и сделают правильные выводы!

  12. Как все грустно… Все несчастны… Людям не хватает осознания природных свойств.

  13. Как печально :((( И, увы, жизненно. Как же все-так нужны нам всем знания системно-векторной психологии! Убеждаюсь в этом раз за разом, узнавая такие вот реальные истории 🙁

  14. А сколько таких девочек и мальчиков? Полные колонии. И кем они оттуда выходят? Ответ очевиден.
    Насколько необходимы становятся знания по системно-векторной психологии вот таким семьям, чтобы сохранить своё счастье. Ответ был так рядом. На расстоянии вытянутой руки. Кожный вектор входит в число бесплатных вступительных лекций.
    Эх, если бы да кабы…

  15. детские дома — поистине кладбище детских судеб,
    и самое страшное происходит незаметно,
    эта бомба, заложенная под наше общее будущее

  16. Светлана Наумова:

    Спасибо, пример очень жизненный! Системно-векторная психология, действительно, объясняет причины.. в этой ситуации, интересно, если бы родители начали стимулировать кожу ребенка -отдали ее в танцевальную студию, регулярный массаж, возможно, в школу моделей, и объяснили бы ей принципы системно-векторной психологии кожного вектора, можно бы было избежать ее воровство в дальнейшем с такими последствиями?..

  17. Какая печальная история, жалко всех…

  18. Natalie:

    Девочка не успела развиться до пубертата — условия в детском доме вряд ли этому способствовали… Приемные родители тоже не знали, что делать. Печальная история…(

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *