НЕ тайная вечеря общественной поклевки

Натолкнулась в интернете на фото обнаженных девушек в цветах и листьях салата в промежности — и как-то сразу возникли смутные ассоциации с неким полу-запретным таинством, а перед глазами всплыли фрагменты фильма «Повар, Вор, его жена и ее любовник», снятый режиссёром Питером Гринуэем в 1989 году.Фильм повествует о нескольких днях одной бандитской группировки, где, как и подобает любой стае, всегда присутствует ранговость — один из древнейших инстинктов, позволивший нашим предкам выжить на ландшафте первобытной саванны. Четкая организация хаотичной группы людей согласно распределению видовых ролей, основываясь на их природе, выведена в стройную систему, где каждый отвечал за свое дело ценой собственной жизни, позволила человечеству шагнуть в будущее и продлить свое существование, не больше не меньше, на 50 тыс. лет.

Любая община, во главе с вожаком, окруженным разномастными типами, приближенными к «шефу», в той или иной степени, в зависимости от их задач и благонадежности, всегда выстроена по определенному ранжиру. Если в круге первом, слева от главы стаи, место занято обонятельником, через запахи сканирующим каждого члена первобытной команды, то в подручные к нему самой Природой был приставлен рупор и глас народа — охальник и балагур оральник. Человек, которому поручалось не только громогласно поднять стаю вовремя «в ружье», но и стать вещающими устами самого тайного советника, который умело и аккуратно подкидывал «пещерному гармонисту» «дэзу» о любом неугодном. Тогда в руках этого дуэта сосредотачивались нити судеб и от их решения зависело «казнить или помиловать».

Оральника, конечно, хлебом не корми, дай оговорить какого-нибудь по наводке обонятельника, но это всего-лишь один из способов избавиться от того, кто в настоящее время являлся угрозой для стаи и личного благополучия Серого кардинала. В более сложных ситуациях в ход бескомпромиссно пускались яды, в составлении которых оральник слыл непревзойденным мастером, но на этом не завершалась многогранность его природного таланта. Сюда добавлялись эстетика гурмана и профессионализм повара. Китайцы говорят, что с хорошим соусом бумажного тигра съесть можно. Несомненно, если за дело берется настоящий повар. Вот так и сегодня. Современные опытные оральники, не без инициативы предприимчивых кожников, прикинувших идею искрометной и выгодной прибыли, живенько «состряпали» новый ресторанный образчик, позволяющий без особых вложений и затрат, в совершенно эксклюзивных условиях, кассировать прибыль с клиентуры, которая, не ожидая никакого подвоха со стороны организаторов, несет свои немалые деньги, получая взамен сладостное ощущение пробудившейся древней программы человека — людоеда.

Западные поклонники дальневосточного колорита на двух-трех сайтах, переведенных на разные языки, с абсолютно одинаковыми текстами, переписанными друг у друга, утверждают, что традиция Nantaimori уходит корнями в древнюю азиатскую культуру, не догадываясь о том, что культура у всех народов была единой. А Nantaimori — ничто иное, как отголоски ритуального поедания, попросту говоря — каннибализма.

«Глубокие» знания западников, давно привыкших все сложное перекраивать «в доступное для всех», подавая широкой публике упрощенный вариант любой философии, религии, науки, истории в серии «Для чайников», списывают Nantaimori на гейш, забывая, а скорее всего не предполагая, кем, на самом деле, являлись эти женщины. Обычай есть суши, подхватывая их палочками с обнаженного тела девушки, возникла в послевоенной Японии, в кругах не самых аристократических, а скорее наоборот, и относилось к развлечениям людей, связанных с организованной преступностью, завсегдатаев известных мест бандитской общественной поклевки — ресторанов Nantaimori. К 80-м годам прошлого века они практически перестали существовать в Японии, и тогда новую ресторанную концепцию переняли Европа, Америка, Канада, придав ей статус двух ЭЭ — элитарности и экзотики. Стеснительным японцам отвязаться от такого наследия и выдворить его из Страны Восходящего Солнца было равносильно тому, что продекларировать: С послевоенной преступностью, у нас, покончено! Зато Запад охотно за него ухватившись, перетащил на свои континенты рецепты и кое-какие особенности, создав на пустом месте элитарный кухмистерский бизнес в стиле «Гейша а-ла Карт»Не исключено, что идея создания фильма режиссёром Питером Гринуэем возникла на основе посещения подобных ресторанов.

Так как количество учреждений экзотического общепита сильно лимитировано и предлагается в качестве особого сервиса, ограниченного по продолжительности, с непревышением числа гостей от 10 до 12, посетить подобные учреждения позволяют себе люди далеко не бедные — менеджеры крупных корпораций, фирм, состоятельные туристы. Найти девушек азиатской внешности в любой стране — не проблема. Однако, в лицах моделей, как принято называть работающих в ресторане молодых женщин, под съедобными декорациями из рыбы и суши, просматриваются черты европейской расы.

Подрабатывают там, как правило, студентки, успешно совмещающие университетские лекции с лежанием на столе. Иногда, девушки работают в 2 и более смены. Приводя себя в порядок после каждой, тратя на процедуры около 1,5 часов. Это означает — принятие ванны с применением особого мыла без запаха, холодного душа, употребление специального, в меру ароматного, чая… Категорически запрещено использование дезодорантов и духов. Температура в помещении, где на длинных столах располагаются «живые тарелки» низкая, чтобы избежать потоотделения. Для того, чтобы стать моделью или «Телом суши», нужно не только иметь красивую фигуру, отсутствие стеснительности, но и быть девственницей. В отношении последнего пункта, можно не озадачиваться, его уже никто не придерживается, а в первых двух правила остаются неизменными. Прежде чем стать девушкой Nantaimori, необходимо пройти специальное обучение физического свойства, чтобы научить мышцы тела длительное время находиться без движения, в одном и том же положении, осторожно дыша, не нарушая сервировку, выдерживая длительное воздействие холодной пищи.

Для тренировки на разных частях тела ученицы размещают шесть куриных яиц. Девушка остается без движения в течение четырех часов. В это время ее «случайно» касаются холодными, горячими и, даже, колющими предметами. Если, яйцо соскальзывает, тренировка начинается снова. Самым трудным считается оставаться в неподвижном и спокойном состоянии, независимо от поведения гостей, которым категорически запрещается разговаривать с девушками и тем более касаться их. Однако, трудно найти равнодушного гостя, пришедшего поглазеть на обнаженную модель, поедавшего суши с ее бедра.

Подогревшись сакэ или растормозив подкорку другим алкоголем, визитеры не стесняются в выражениях в адрес девушек, с удовольствием комментируя формы их тушки, хвастаясь друг перед другом своими сексуальными фантазиями, беззастенчиво обсуждая, как они способны удовлетворить хостесс, это тоже одно из названий их профессии, сексуально и даже пускают в ход руки. Правила этики, не всегда способные защитить модель, которая тяжко трудится, лежа почти бездыханно под слоями рыбы, требуют всяческого уважения и запрещают прикасаться к ней неподобающим образом, тем самым унижая ее достоинство. Никто не сомневается, какую природно-векторную связку имеют хостесс и, на самом деле, было бы не логично утверждать, что кожно-зрительным девочки, несущие в своем потенциале и природном багаже понятия «антисекс», далеки от мысли о получении удовольствия от демонстрация собственного тела, прикрытого листиком петрушки.

Конечно, у каждого человека существует своя степень прикрытости: у кого-то — ватным одеялом, а у кого-то — палочками для суши. Но сами модели, с точки зрения Системно-векторной психологии, представляют не меньший интерес, чем оральные кулинары, придумавшие использовать их тела в качестве подставок под еду: «Я никогда не думала, что ради денег буду лежать на столе, одетая только в суши»,- рассказывает одна из них. Подобное занятие может быть по силам только кожно-зрительным. Это у них демонстрация собственного тела не вызывает угрызений совести или внутреннего дискомфорта. Для них, что вокруг шеста, что «под суши» — все едино, ведь посещение ресторана Nyotaimori по воздействию на головной мозг мужчины приравнивается к походу в стриптиз-клуб. Далее девушка продолжает ну совсем системно: «Когда-то, я мечтала стать медсестрой или учительницей, но заработок настолько высок, что уже несколько лет работаю «тарелкой для суши».

На этом можно было бы закончить системную пробежку по теме имитации каннибализма, но, как известно, девочек не едят, точнее не ели. И все же интересно знать, какие мысли посещают хостесс, распластавшихся на столе. Не могут же они медитировать, а этому их учат, в течении 4-х часов, не улетая в нирвану. Только ли высокий заработок заставляет их трудиться в таких ресторанах? Скорее всего ими движет бессознательный страх утраты целостности собственного тела через зрительные раскачки, в условиях виктимности жертвы. Разве тело на столе не напоминает о похоронах, загробной жизни, и еще чем-то в этом роде?

Такой же древний, глубокий, страх и сладостную песнь смерти слышат их собратья — кожно-зрительные юноши, становящиеся моделями Nantaimori — так называют мужчин — моделей. В чем их потребность? Снова и снова переживать животный страх, сохранившийся, не стертый тысячелетиями из их подсознания, в заигрываниях с антропофагусом? Кожно-зрительные мальчики всегда рождались слабыми и болезненными и, дабы не обременять стаю лишним ртом, приговаривались пещерным оральным каннибалом к ритуальному поеданию. Зная свою горькую участь, они, как кролики, загипнотизированные немигающим взглядом удава, шли, и по сей день идут, в пасть к оральному каннибалу, вершившему свой древний обряд жертвоприношения.

Лежа на столе в оцепенении, служа «тарелкой для суши», они испытывают желание снова ощутить свою древнюю природу сакраментального страдальца, чтобы в этих парализующих волнах ужаса получить свое маленькое удовольствие, сбалансировав на краткий миг биохимию головного мозга.

Статья написана по лекциям по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

 Почитать дополнительно 

Елена Смирнова: 

Мальчик визжащий жареный Или как готовят детей авторы современных детских книжек

Иванна Ундер: 

Интернет-рестораны для особенных людей

ТРАНСВЕСТИЗМ — ошибка Природы. ВЫ УВЕРЕНЫ?

 

23 Responses to НЕ тайная вечеря общественной поклевки

  1. Елена Сенькевич:

    Обалдеть, впервые о таком слышу!
    Есть я конечно с них не стала бы, но и особой брезгливости по поводу просмотра не испытываю. В этой культуре всё умеют оформлять эстетически красиво, никогда не видела у японцев ничего уродливого, так что я думаю, что фотографии просто не передают красоты этих живых тарелок и самой трапезы. Да и нам не понять — чужая культура. Но наверняка это все весьма эстетично.
    Хотя я слабо себе представляю, как это возможно — работать на такой работе? Но увидеть бы это зрелище собственными глазами точно бы не отказалась

    • Зрелище, несомненно, экзотическое, но есть суши я бы тоже предпочла с обычных тарелок, а не с волосатых ног кого-нибудь из кожно-зрительных юношей или девушек, как бы тщательно они не мылись.

  2. Галина:

    Дикость какая! И это возводится в ранг элитарности?! Мир сошёл с ума!
    Зрительные раскачки «тарелок» не доведут до добра и подсознательное желание стать жервой может осуществится, так же как и нарастающие желания едоков.

  3. Подобные заведения у меня вызывают брезгливость и отвращение, но они существуют для определенного типа людей, нам известных. Если есть спрос, то будет и предложение, тут ничего не поделаешь.

    • Не удивительно. Что любопытно, все откомментировали, как «брезгливость и отвращение», думаю, что это понятно, особенно после лекций по СВП.

  4. Иванна:

    Какая иллюстрация для системно-векторной психологии!! Слухала о таком, но не знала ничего особо. А тут такая заметка содержательная! Спасибо! Девочки с такой связкой показывают тело с радостью, для них выложить фото в нижнем белье на общее обозрение — это «а что тут такого, у меня красивая фигура, пускай смотрят». Раньше меня удивляло такое, теперь только вызывает улыбку узнаваемости

  5. Людмила Исаенко:

    Никогда не посещала подобных заведений и не имею ни малейшего желания это делать.Я очень брезглива,это раз,а во-вторых,быть съеденной тоже быть не хочу.Как -то, не хочется быть тарелкой для суши, или тем,кто эти суши ест……Но,каждый развлекается как может,как умеет,как научили .

  6. Спасибо за статью, ничего этого я не знала и прочитала с огромным интересом. Заигрывание с антропофагусом, лучше не скажешь. А со стороны потребителей сего экзотического блюда — ощущение полной своей безграничной власти над другим человеком. Компенсируют свою подчинённость на службе и другие виды давления ландшафта))

  7. Николай:

    Светлана , с интересом прочитал статью, спасибо ! Сам когда хочу экзотического приема пищи два дня ничего не ем, но потом …… Рекомендую всем — не пожалеете :-))))) !

  8. жуть какая…
    я слишком брезглива, чтобы есть что-то, соприкасавшееся с чужим телом вот так воочию,
    наверное, слишком многие еще только-только упали с дерева и сломали себе хвост,
    вот развлекаются как могут

    • Что удивительно, все, кто комментировал эту статью, сходятся во мнениях. Посмотрим, что завтра скажет другая публика. Мой приятель разместил эту статью на сайте одного из провинциальных российских городов, утром она пройдет модерацию, а там — увидим.

  9. Ужас просто, а помните «9 с половиной недель»- нам ещё пытались впарить, что это эротично, есть с тел друг друга всякие фрукты -овощи ))

    • В “9 с половиной недель”, они, хотя бы, это красиво сделали, там действительно эротика. Но такие рестораны, мне кажется, посещают только те, кто в своей программе ощущает потребность к плотоядству.

  10. Такое впечатление, что это не ресторан, а морг.
    Вообще, очень противоречивые чувства испытываешь к этим моделям — вроде жалко, но, с другой сторон, сами просятся, чтобы их съели. Комплекс жертвы.

  11. Противоречивые чувства вызывают у меня эти рестораны. С одной стороны — вроде бы интересно и симпатично. С другой, я думаю, что не стал бы там есть, из брезгливости, наверное. А понимание глубинных психических основ всего этого дела — и «тарелок», и посетителей, у меня, например, вызывает ироничную улыбку. Игра в каннибализм под соусом рационализаций, с попытками придания всему этому оттенка элитарности. Правда, рассуждения — это одно, окончательные выводы можно делать только после посещения подобного ресторана, а мне в таких бывать не доводилось. Спасибо за интересный материал!

    • Очень точнное слово — «игра». Готы тоже играют, а на самом деле «раскачиваются».

      • Именно, готы тоже играют, раскачиваются. Я общался с такими людьми. Внешне, конечно, всё это может выглядеть пугающе. Все эти черепа, кости, гробики, весь этот колорит смерти, походы на кладбища. Глушат себя тяжёлой музыкой (по-моему, тут звук играет роль, хотя без зрения не было бы всей этой атрибутики). Но внутри — милые люди, просто застрявшие в таких состояниях, откуда лучше бы им выйти.

  12. Не стала бы я есть с такой «тарелки». ..
    Мальчики и девочки с неразвитыми векторами — это точно. Но, если девочкам обнажиться на публике в радость, то мальчишки получают ту еще эмоциональную раскачку! Чувствовать на бессознательном, что тебя могут съесть… Брррр!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *