ИСТОРИЯ ОДНОГО ЛЕТА

Развод был очень тяжелым. На зло мне муж требовал оставить детей ему, хотя, знаю, сбагрил бы их потом своей мамаше. Он к тому времени давно с другой съехался, а ей мои дети только в кошмарном сне могли присниться. Весь процесс меня настолько вымотал, что мама сжалилась, отдала мне свои, «отложенные на старость», деньги и сказала: «Забирай детей и езжай отдохни куда-нибудь, в Крым или на Кавказ». И мы поехали. 

Дорога из Москвы поездом занимала несколько суток, а на самолет денег не было, да и билеты в летнее время было не достать. Ехала я и две мои дочери, 3-х и 6-ти лет, в плацкартном вагоне, занимая 2 полки. Напротив располагалась среднего возраста семья, так же отправлявшаяся на отдых. Еще в дороге мы, как принято, познакомились, разговорились. Я соврала, что сейчас одна еду с детьми на юг, а муж освободится и приедет позднее. Мне было неприятно, как поглядывала на меня женщина, вероятно, немного ревнуя своего мужа — то ли ко мне, то ли к моей старшей дочери. Он ей уделял слишком много внимания, мне оно даже показалось немного назойливым, но дочь была в восторге.

В последний год она редко виделась с папой, часто у меня о нем спрашивала и я решила, что ей просто не достает отцовского внимания. 

Приехали мы в Симферополь поздней ночью и я собралась ждать первого автобуса, но сосед по купе нашел частника и договорился с ним о цене, подхватил на руки спящую Олю, я взяла младшую Таню, свой большой чемодан и тоже направилась к машине, решив про себя, что не стоит мучить детей, экономя деньги. Возле машины уже стояли мужчина, с моей дочерью на руках, и его недовольная жена. Разместив наши вещи в багажник, водитель указал мне на переднее сидение, хотя я рассчитывала разместиться с детьми сзади.

Дочь всю дорогу проспала на руках мужчины, которого звали Михаил, и когда мы добрались до Массандры, начинало уже светать. Я надеялась снять здесь комнату и провести несколько недель с детьми, разумеется никакого мужа я не ждала. Михаил настоял, чтобы мы поехали к хозяевам, с которыми они договорились еще в Москве, обещая, что у них всегда найдется небольшая каморка. Его жена поджала губы, но ничего не сказала. «В конце концов, он делает это для детей, пусть даже для чужих»,- утешала я себя.

Комната с отдельным входом для нас нашлась, маленькая, но чистая, недавно оклеенная новыми обоями. Хозяйка разрешила мне пользоваться электроплиткой в комнате. До моря было далеко, но, по направлению к пляжу ходил маршрутный автобус. У хозяйки был большой сад, в котором стояли маленькие домики под съём, больше напоминавшие садовые беседки. В одной из них поселился Михаил с женой.

Каждое утро начиналось с того, что Михаил, зайдя к нам поздороваться, оставался выпить чашку чая, предложенную ему мной больше из любезности. Признаюсь, меня тяготило его общество. Мне хотелось остаться с моими мыслями и детьми одной. К тому же его жена недвусмысленно поглядывала на меня и на старшую дочь. Я старалась рано вставать и, прихватывая с собой детей и завтрак, уезжать на пляж или на рынок, прилагая все усилия, чтобы как можно реже попадаться им на глаза. Но у Михаила как будто-бы было чутье. Он находил нас даже в самых отдаленных уголках пляжа и в пестрой базарной суете приезжих и местных.

Обе девочки в нем души не чаяли, но интересовала его, казалось, только старшая. Он настолько расположил ее к себе, что Оля капризничала и не хотела без него никуда идти или садиться за стол, младшая ей во всем подражала. Если мне удавалось на весь день утащить девчонок из дома, то по возвращении, я видела, как Михаил размашисто разгуливал по двору возле наших дверей, а Оля радостно бросалась к нему на шею.

Михаилова жена находилась где-нибудь поблизости и, однажды, улучив момент, прошептала мне: «Если вы не уберетесь отсюда, я за себя не ручаюсь. Я подожгу дом.» «Дом-то здесь причем, он чужой»,- пробовала я отшучиваться, хотя мурашки по спине пробежали от ее ненавидящего взгляда. «Ты вот электроплиткой пользуешься, мало ли какое замыкание, все подумают, что это ты его сожгла и сама с детьми сгорела.»

В тот же вечер я собрала вещи, предупредила хозяйку, что получила срочную телеграмму и должна уехать. Утром, самым первым автобусом мы уже ехали в Симферополь, не пробыв в Крыму запланированных 3-х недель. С трудом купив обратные билеты, отправились в Москву.

Дома нас встретила удивленная мама, которой я все объяснила. Олю она забрала к себе, а мы с Таней и моей подругой Аленой принялись собирать и разбирать вещи, сортируя их и складывая по мешкам и коробкам, готовясь к предстоящему размену, по решению суда, нашей большой квартиры. Оля оставалась у моей мамы почти до середины августа. Варианты размена бывшим мужем были заранее подготовлены и мы собирались переезжать.

Алена жила в Подмосковье и перебралась ко мне, чтобы помочь со всем управиться. Однажды, вернувшись домой с покупками для первоклассницы, старшая дочь должна была идти в школу этой осенью, подруга первой оказалась у заливающегося междугородним звонком телефона. «Какой-то Миша, тебя, из Ялты»,- протянула она мне трубку. Мое сердце упало. «Почему вы так быстро уехали, вы же собирались… Я могу поговорить с Олей?», — кричала трубка. «Откуда у вас этот номер телефона»,- холодно спросила я. Оказывается, моя болтливая старшая дочь не только сообщила его дяде Мише, но и рассказала, что никакой папа к нам в Массандру не приедет, потому что он с нами больше не живет. Сказав, что Оля до конца лета у бабушки в деревне, хотя это было и не так, я положила трубку. Михаил звонил еще несколько раз, но уже из Москвы, предлагал, когда Оля вернется, повести ее в цирк на Цветном или в кафе «Мороженое» на Кутузовском. Предложения сыпались градом и я переживала, как бы он однажды не объявился перед нашей дверью.

Я торопилась с переездом, надеясь затеряться в огромной Москве. У меня не было никаких дурных мыслей, только страх, что его жена придумает и осуществит какую-нибудь месть.

Я бы никогда не вспомнила это происшествие 30-ти летней давности, если бы не попала на лекции по Системно-векторной психологии, которые вел Юрий Бурлан. Затащила меня на них, все та же Алена — бабушка троих внуков, большая любительница всевозможных курсов и тренингов. «Ну что мне там делать?», — упиралась я, — «Ты же знаешь, я не занимаюсь эзотерикой». «Никакая это не эзотерика», — улыбнулась  Алена — «И зомбировать тебя там никто не собирается, а я туда записалась, потому что с Алешей что-то не ладное творится».

Алеша — это ее старший внук, тихий и замкнутый мальчик, много читающий, но какой-то весь в себе, к нему обращаешься, а он тебя как бы слышит, не сразу отзывается, как будто бы спит на ходу.

У меня тоже есть внуки и я вижу, как трудно с ними их родителям. Оля — учительница, педагог, но найти общего языка со своим ребенком не может. Танина девочка доставляет ей тоже много хлопот своим, не по возрасту, поведением.

Когда на лекциях зашла речь о характеристиках анального вектора, надо же придумать такое, я уже пожалела было, что записалась на них. Но, при словах «…навязчивое поведение, под попочки девочек подсаживает…», я вдруг ясно увидела руки дяди Миши, поддерживающие Олю, вздумавшую залезть  на старую раскидистую грушу в саду в то лето в живописной Массандре. Как учил он ее плавать, как не спускал с колен, как помогал ей переодевать мокрые трусики, «что бы не простудилась». Это все был телесный контакт, о котором сейчас рассказывал Юрий Бурлан.

«А ведь дядя Миша был педофилом», —  я похолодела от этой мысли.

А лектор продолжал: «Они влюбляют в себя свою будущую жертву. Располагают ее к себе заботой, вниманием, а потом … Жертвами обычно становятся дети, мальчики или девочки, у которых в возрасте 5-7 лет происходит атавизм полового созревания. Распространяя феромоны они притягиваю  себе педофила … Эта категория мужчин, на самом деле, очень любит детей, но их двойное недифференцированному либидо … их природная тяга настолько сильна, что затмевает разум, социальный страх и они идут на преступление».

Юрий Бурлан рассказывал о том, как определить педофила, как мужчинам научиться контролировать и ингибировать это влечение, удерживая его в рамках … и еще много, много всего… А я мысленно благодарила Михаилову жену — за ее угрозу поджечь дом, себя — за свой страх и побег, за то, что поддалась Алениным уговорам и слушаю эту лекцию, ведь у меня еще совсем маленькие внуки.

Отзыв написан после семинара по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

 

17 Responses to ИСТОРИЯ ОДНОГО ЛЕТА

  1. Светлана, очень интересные статьи по психологии. Спасибо за интересные факты.

  2. Сергей:

    Ситуация, описанная в статье частного свойства, слава Богу, не дошедшая до реализации. А если вспомнить, сколько физруков-мужчин, да и всех, допущенных к детям, попадалось на педофилии.
    Ладно, с этим понятно и все известно. А женщины-педофилы почему-то нигде не фигурируют. Я однажды общался с тремя мамочками, сыновей которых директрисса школы тренировала на себе. А мальчики и рады были. Но родителям это не понравилось и они обратились в УНО. Ноль реакции и тогда подключили газету.
    Кстати, такие госпожи-тренажеры далеко не редкость. представьте вид извращения. Мальчик-девственник, видимо, сильно возбуждает зрелую женщину, отсюда и кайф. Тоже тема для размышлений.

    • В Системно-Векторной психологии несуществует понятия женщина-педофил. Эта дамочка «помогала» мальчикам взрослеть. Педофилия опасна для девочек, когда они ни физиологически, ни психически еще не готовы к сексу. Как правило, эти принудительные действия разрушают девочку, во всех смыслах, она уже не способна стать матерью и рожать детей. У мальчиков, со взрослыми тетеньками, по-другому.

  3. Можно сказать, спас случай… А все подозрения подтвердились лишь недавно.
    Хорошо, что есть знания, которые открывают глаза!

  4. Обалдеть! Раньше ведь и не подозревали, что может быть такое явление. Зато сейчас педофилия набирает обороты из-за возросших фрустраций людей с анальным вектором, Узнавать их с одного взгляда можно научиться на тренинге по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

  5. Слава Богу, что всё обошлось! У меня дочурка, пятилетняя красавица, так бабушке нашей везде педофилы мерещатся. Я не настолько мнительна, но педофилов убивала бы собственноручно. И ведь живут ещё с ними какие-то женщины!

  6. Интересная и поучительная история. Всем рекомендую читать до конца

  7. Мурашки по коже! Может, страх, а может, зрительное предчувствие вас тогда спасло. Я рада, что все обошлось.
    Умение распознавать педофила — бесценное… Если учесть, что их действительно много в последнее время…

    • Да, ситуация для моей героини могла бы быть весьма драматичной, но в те времена не было даже подозрений, что есть люди с такими склонностями.

  8. жуть какая,
    слава Богу, мои дети выросли,
    а внуки еще только намечаются,
    но мы уже вооружены системными знаниями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *