ЖИЗНЬ ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ: Из моих наблюдений…

 В начале лета, на самите Министров Внутренних Дел стран — членов ЕС, в очередной раз было отложено, в дальний ящик, решение о принятии Румынии и Болгарии в Шенген. Господа Министры прокомментировали свое решение, неготовностью этих стран войти в Дружную семью народов ЕС, на завидных условиях, в текущем 2011 году. От претендентов потребовалось ведение эффективного контроля над общими границами, а, так же, проведение правовых реформ и антикоррупционных мер. Однако, с весны прошлого года заметно увеличилось, не понятно на каком основании, число жителей Европы с ярковыраженной румынско-цыганской внешностью. Похоже, что существуют какие-то лазейки, позволяющие им проникать на территорию Шенгена. Ими облюбованы местные электрички, в которых они «грузят» пассажиров своей национальной нудятиной, ( другого названия их «виртуозному» преподношению родного фольклора, я не нахожу), проходя по вагонам, с протянутым бумажным стаканчиком из под кофе, собирая монеты. Безмолвные молодые женщины тычут под нос фотографию голенького младенца, выпрашивая, таким образом, «деньги на операцию». Сердобольные немецкие бабушки, роются в своих кошельках и кладут Евро в протянутую коробочку. Однажды, моя прятельница спросила у одной такой попрошайки, достаточно громко: «Разве для жителей Германии, тем более для младенцев, все медицинское обслуживание, включая операционное вмешательство, не бесплатное?» Я поддержала Наташу.

Бабушкина рука с 5 Евро замерла в воздухе, а молодая «несчастная мать», поспешила ретироваться, бормоча проклятия в наш адрес. Мы ей сорвали бизнес. Фото сделано в Финляндии, но, поверьте, они так же выглядят и в других странах Европы.

Недавно румынская культурная программа в поездах прекратилась, думаю, из-за запретов полиции, и жалоб пассажиров, однако, на смену пришел новый трюк. 2-3 женщины, в обязательном сопровождении одного мужчины, шагая по вагону с букетами цветов и, протягивая розу, сомнительной свежести, обращаются, по- английски: «For you». Некоторые пассажиры, принимают цветок, наивно полагая, что это какая-нибудь бесплатная акция. И вот здесь начинается цирк, оказывается, за подношение нужно платить, кто-то, недоумевая, вытаскивает портмоне, особенно, если уже успел передать розу, сидящей рядом женщине, ну не забирать же обратно, а кто-то пытается вернуть ее обратно, чем веселит всех остальных наблюдателей этой сцены.

В феврале, мужа моей коллеги, квалифицированного водителя, с многолетним стажем, и зарплатой 12 евро в час, уволили с предприятия, пополнив ряды безработных, на его место был взят румынский гастарбайтер, с оплатой в 2,5 Евро в час.

Однажды, в Нанси, городе Франции, не далеко от немецкой границы, за нашей туристической группой, по пятам шли румынские карманники. А в Париже, на площади Трокадеро, одной из достопримечательностей города, с которой открывается прекрасный вид на Эйфелеву башню, и автобусы высаживают туристов, для пешеходной экскурсии, водители, обычно, предупреждают, что не несут ответственности за, оставленные туристами в автобусе, ценные вещи.

Там «работают» черные и румынские дети. По законам Франции, даже, пойманный на месте преступления ребенок, не может быть подвергнут наказанию, его отпустят через пару часов. А если речь идет о цветных малолетних преступниках, то обворованную жертву, еще и обвинят в рассизме.

Однажды, будучи в Париже на Пасху, я наблюдала потрясающую сцену. Брехт, со своей «Оперой нищих», — отдыхает. Меня угораздило забронировать гостиницу рядом со станцией метро «Сен-Дени», причем поняла я это, когда вышла из поезда на Северном Вокзале Парижа и спустилась в метро и стала рассматривать линию, по которой мне нужно было ехать. Надо ли говорить, что в 21:30 час., выйдя из электропоезда и увидев несметное количество черной молодежи, я почувствовала себя не совсем уютно, но, спросив дорогу, у какого-то громадного черного юноши, с широкой улыбкой, мой страх улетучился и я зашагала, в указанноном направлении.

Утром я покинула отель и снова направилась к метро. Передо мной, неожиданно, из-за угла, вынырнули трое потрепанных мужчин, с костылями. Идущие впереди, шумно что-то обсуждали. Я прислушалась – нет, не французский. «Куда это, в праздничный день, трое на костылях?» — мелькнула у меня мысль. – «Может быть, у них, где-то рядом, митинг, народ, внешне, явно, из Восточной Европы  — чернявый, одет, «по -деревенски» Через пару минут к ним присоединилась еще одна небольшая группа, среди них, пожилая  женщина, в платочке, длинной цветастой юбке, жалостливо так выглядит. И все они, ТОЖЕ с КОСТЫЛЯМИ.

И вдруг, я понимаю, что костыли им не нужны, они их просто в руках несут.

Спустилась эта группа, эдак бодренько, в метро. Станция конечная-начальная. Народу мало, вагоны пустые. И вот эти «нищие», завидев редких пассажиров, начали свой спектакль: сразу на обе ножки припали, подволакивают их, уродство свое, придуманное, демонстрируют, на жалость бьют, ручки протягивают. Разбрелись они по всему поезду, «с трудом» передвигая, «бедные-несчастные», свои костылики, а затем…поглотил их большой город Париж, выплевывая каждого, на очередной станции метро, к их «рабочему месту.»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *